10:41 

яманаси, отинаси, иминаси

варенье на завтра
Название: Все райские бутоны
Автор: Коробка со специями и daana
Жанр: бордель-AU, крэк
Рейтинг: R
Пейринги: 8059, R27, 1869, XS

Заявка с миникинка: 8-29. Ямамото/Гокудера, Реборн/Тсуна, Хибари/Мукуро. AU. Ямамото, Реборн и Хибари снимают в борделе трёх шлюх. Трахаться в одной комнате. Тсуна новичок и очень стесняется. Комментарии Мукуро в процессе. (Отдельная благодарность автору, если на «шлюхах» будут элементы женской одежды)

Ямамото, конечно, знал о нравах, царивших на верхних этажах Корпорации, но такого он не мог даже предположить. Сегодня один из исполнительных директоров, вредный коротышка Реборн (компенсирующий свой рост размером сигары, диаметром шляпы и злым языком) подошел к нему, похлопал по плечу и сказал:
- Поздравляю с окончанием испытательного срока, господин бюрократ шестьдесят восьмого класса Ямамото Такэси! С самого начала, как тебя увидел, подумал, что ты прирожденный чиновник.
- Спасибо, Реборн-сан, я так вам благодарен, - ответил Ямамото. Он был воспитанным японцем, и хоть и торопился домой – трансляция бейсбольного матча должна была начаться уже через двадцать минут – но виду не подавал. К тому же, он уважал Реборна. Тот был выдающимся бюрократом и управленцем!
- Это нужно отметить, - задумался Реборн. А потом обернулся и помахал кому-то рукой:
- Эй, Хибари! Хибари Кёя! Сегодня как обычно?
О нет, - подумал Ямамото, глядя, как к ним мрачно выруливает начальник службы безопасности.

О начальнике СБ ходили самые разные слухи. Например, что он киборг пятого поколения - из тех, которые, как говорилось в старом анекдоте, не захватывают мир только потому, что он им отвратителен. Или что он тайный зоофил (в это Ямамото не верил). Или что сотрудники, нарушившие правила Корпорации, пропадают вовсе не за вакуумными дверями главного входа, сжимая в руке уведомление об увольнении, а где-то внизу, на подземных этажах, занятых службой безопасности.
- А, коротышка, - сказал, подойдя, Хибари Кёя. Ямамото подумал, что если бы директора Реборна так назвал кто угодно другой, это бы наверняка плохо кончилось.
- Кто бы говорил, - мирно откликнулся Реборн. - Поехали. Господин Ямамото Такэси, составите нам компанию?
Хибари Кёя изогнул бровь и посмотрел на Реборна вопросительно.
Ямамото бровь изгибать не стал, но в остальном последовал его примеру. Приглашение оказалось мало того, что неожиданным, так еще и непонятным - но отказываться от приглашения господина исполнительного директора субординация запрещала категорически.

У шлюза уже ждал черный аэрокар с затемненными стеклами, дверь беззвучно отъехала вверх, и Ямамото очутился в царстве тьмы и роскоши. Он осторожно уселся на кожаное сидение, поерзал, посмотрел на часы – матч уже начался – и, печально вздохнув, вытянул ноги. Хибари посмотрел на него неодобрительно, демонстративно отвернулся, ослабляя галстук, и поинтересовался:
- А если проболтается?
- Тогда ты его устранишь, - ответил Реборн и заговорщически подмигнул Ямамото. Хибари согласно кивнул, протянул руку – из стены выехал кибербар, от которого отделился манипулятор с хрустальным фужером.
Хибари отпил, поморщился.
- На два градуса теплее, чем должно быть.
- Хм, - ответил Реборн.
- И слишком много пены, - мрачно сообщил Хибари.
- По-моему, ты нервничаешь, - сказал Реборн.
Хибари промолчал и одним глотком допил шампанское.
С такой-то должностью и не нервничать, - неожиданно сочувственно подумал Ямамото и вдруг поймал на себе внимательный взгляд Реборна.
- Могу я спросить…
- Мы едем трахаться, - ответил тот.
- Со мной? – оторопел Ямамото. Ни господин директор, ни суровый начальник СБ не вызывали у него ничего, кроме уважения.
- В бордель, - не глядя, уточнил Хибари.
- К тому же, у них сегодня новое поступление, - черные глаза Реборна заблестели в предвкушении.

Ямамото подавил вздох облегчения и широко улыбнулся.
- Благодарю вас за приглашение, Реборн-сан, Хибари-сан.
- Кого ты предпочитаешь, Ямамото? - господин исполнительный директор продемонстрировал снижение уровня официальности сразу на несколько пунктов. - Девочек, мальчиков, зооморфов, киборгов, невменяемых психопатов со склонностью к немотивированной агрессии?
Ямамото почувствовал, что не готов мгновенно ответить на этот вопрос. Но тут Хибари очень удачно закашлялся, дав ему время на размышления.
- Людей, - уверенно сказал Ямамото, когда начальник СБ наконец перестал кашлять и получил от кибербара стакан воды.
- Пф, - Реборн то ли скривился, то ли усмехнулся. - В твоем возрасте, Ямамото-кун, стоит больше интересоваться окружающим миром.
Говорил он так, будто читал лекцию. Ямамото некстати вспомнил, что по слухам, в молодости Реборн был то ли наемным убийцей, то ли школьным учителем. Хотя это скорее всего была ложь - вряд ли Реборн был настолько стар, чтобы застать эпоху живого обучения.

Тем временем они вылетели из центра Вонгола-Сити. Роскошные палаццо и сверкающие в багровом закате небоскребы сменились сомнительного вида лавчонками и серыми приземистыми домами. Ямамото ни разу не доводилось бывать в трущобах, но, похоже, господин исполнительный директор и господин начальник службы безопасности были там частыми гостями. Перед радужной вывеской, гласящей «Райские Бутоны Удовольствия», аэрокар остановился. Хибари вышел и деловито направился к дверям.
- Эй, Хибари, - окликнул его Реборн.
Тот обернулся.
- Если ты и на этот раз заявишься без цветов – выебанными окажутся твои мозги.
- Какое извращение, - мрачно сказал Хибари и направился обратно к кару. – Поедешь со мной, коротышка?
- Я тут подожду! – заулыбался Ямамото. – Никогда не был в трущобах, так интересно!
- Что думаешь насчет лилий? – Реборн догнал Хибари.
- Отличная идея.

Ямамото помахал рукой вслед аэрокару и с любопытством огляделся. Мимо прошмыгнула двухголовая крыса. Ветер носил по дороге жестянки и обрывки газет. Вывеска чуть искрила, а за углом, почти неслышные в уличном шуме, раздавались голоса.
Ямамото осторожно, на цыпочках, прокрался вглубь подворотни – и оказался перед внутренним двориком. Самого его заслонял мусорный бак почти в человеческий рост, и Ямамото мог спокойно наблюдать за происходящим.
- Гокудерааа! – рыдал тоненький, с каштаново-золотистыми волосами юноша, обхватив себя за узкие плечи.
- Гокудера, я боюсь!
Его собеседник сидел на ступеньке, почти невидимый в тени, и устало курил. Ямамото высунулся из-за бака, и в этот момент что-то тонко кольнуло его сердце.
В тусклом неоновом свете блеснули странным ртутным цветом волосы, в неподвижном воздухе повисло облачко сигаретного дыма.
- Все будет нормально, - сказал тот, кого испуганный юноша называл Гокудерой. - Не волнуйся ты, Десятый, было б из-за чего.
- Я не... - юноша шмыгнул носом. - Почему ты меня так называешь?
- Я же говорил, - отрывистые слова сопровождал новый дымный выдох. - До тебя таких было девять. Популярный типаж.
- Т-типаж, - повторил "Десятый". - Я не типаж, я... - он отвернулся к стене. - Я не хочу!
Ямамото стиснул зубы, когда Гокудера гибко встал со ступеньки и положил руку на плечи юноши.
- Ну хватит, - грубовато сказал он. - Хватит реветь, толку-то. Пошли, Десятый, помогу тебе умыться. А то еще наслушаешься. Если этот заметит.
- А он, - юноша, судя по движению руки, утер лицо, а потом доверчиво обернулся к Гокудере; неоновый свет отразился в больших распахнутых глазах. - Он всегда такой? Почему?
- Потому что он сука, - сквозь зубы сказал Гокудера, бросил окурок под ноги и затоптал тяжелым ботинком. - Пошли, время.
Ямамото, разумеется, не знал, о ком говорили молодые люди, но когда за ними закрылась дверь заднего хода, решил, что этот неизвестный ему уже не нравится.

Хозяин борделя Ямамото не впечатлил. Даже встречая почетных гостей, он выглядел грубым, ленивым и наглым. К тому же, время от времени позевывал. Для ответственного и трудолюбивого Ямамото такое отношение к работе было чем-то из ряда вон выходящим, а вот Реборн и Хибари, напротив, будто ничего не замечали. За спиной хозяина болталась длинноволосая тощая блондинка со злым лицом, да еще и, похоже, беременная, и время от времени раздавала указания громким неприятным голосом.
- Ну, чем порадуешь… - Реборн отмерил издевательски-точную паузу. – Босс?
Хозяин хмыкнул и ответил:
- Мне нравится, когда ты так меня называешь.
Реборн засмеялся и что-то ему ответил, а что, Ямамото уже не слышал, потому что по коридору им навстречу шел Гокудера, только вместо старой майки и джинсов на нем был короткий белый халатик медсестры на голое тело. Накрахмаленная шапочка с красным крестом немного сползла – сразу захотелось ее поправить, наверное, у него такие легкие и непослушные волосы, что на них ничего не держится…
- Эй, - потряс его кто-то за плечо. – Эй, Ямамото.
- А?
- Гокудера! – заорала блондинка. – Куда побежал, мусор! Сюда иди!
- Хорош, да? – подмигнул хозяин.
- Берем, - равнодушно отозвался Реборн. – Так что там насчет моего заказа?
- Тебе понравится, - ухмыльнулся хозяин. Потом перевел тяжелый взгляд на Хибари. - А тебе как обычно.
- Тратим время, - начальник службы безопасности умел позевывать не хуже хозяина борделя. С его локтя свисал роскошный букет натуральных вьющихся лилий, который сам Хибари, казалось, вообще не замечал.
- Так не тратьте, - немедленно окрысилась блондинка. - Гокудера, вон с тем пацаном пойдешь, понял? И чтобы без фокусов мне.
Ямамото даже не сразу сообразил, что "тот пацан" - это он сам: Гокудера, хмуро сводя брови, подошел к нему и встал рядом, уперев руки в бока. На его запястье звякнули тонкие металлические браслеты, шапочка с красным крестом все-таки не удержалась и поехала по волосам на ухо. Ямамото бездумно протянул руку и поправил её. Серебристые волосы оказались мягкими на ощупь.
- Алё! - сказала блондинка. - В апартаменты валите, что встали тут?!
Ямамото моргнул и обнаружил, что Реборн-сан и Хибари-сан уже удаляются по коридору.

Апартаменты оказались просторной гостиной, тусклые красные светильники таяли в полумраке. На диване, закинув ногу за ногу, сидела красивая женщина с длинными иссиня-черными волосами. На ней была форма горничной, но, судя по всему, обслуживать посетителей она не торопилась – даже заметила их спустя несколько секунд.
Интересно, для кого она, подумал Ямамото.
Женщина рассеянно оглядела посетителей, прищурилась, заметив лилии, и сказала недовольным мужским голосом:
- Я же просил лотосы.
- А я просил форму школьницы, - тем же тоном ответил начальник службы безопасности.
- Ладно, уел, - легко согласился… кажется, это все-таки был мужчина.
- Хибари отыгрывает очко, и счет становится 120:2 в пользу Мукуро! – оживленно прокомментировал Реборн, и тут же в ответ раздалось синхронное:
- Не твое дело, коротышка!
- Вы наш самый преданный болельщик, дорогой директор, - добавил Мукуро.
- Болельщик? – переспросил Хибари.
- А ты хочешь предложить ему поучаствовать?
В наступившей тишине скрипнула дверь, и на пороге показался тот самый юноша, друг Гокудеры. Форма сэйлор-воительницы из очень-очень старого аниме делала его еще более хрупким и беззащитным.

Ямамото почувствовал, что Гокудера рядом с ним напрягся, будто готовый защищать друга - и испытал одновременно и уважение, и недовольство. За второе ему немедленно стало стыдно.
- А, - сказал Мукуро, успевший отойти к кибербару и усесться на барную стойку рядом с агрегатом. - Наша новая знаменитость. Что, господин исполнительный директор, лошадка вас уже не интересует? Впрочем, о чем я говорю, кого он может заинтересовать.
- Он теперь свободен? - равнодушно поинтересовался Хибари.
- 120:3, - через секунду резюмировал Реборн. - Удачный у тебя день сегодня, Кёя. А ты иди сюда, - теперь он обращался к юноше, все еще мнущемуся у двери. - Как тебя зовут?

- Цу-цуна, - с ощутимым трудом выговорил тот.
- Цуцуна? – насмешливо передразнил Реборн. – С сегодняшнего дня будешь Никчемным Цуцуной.
- Он Цуна, - вмешался Гокудера и даже шагнул вперед, но Ямамото его удержал за полу халата. Короткая тряпка тут же разъехалась, обнажая бледные бедра, и Гокудера обернулся, с таким перекошенным от злости лицом, что Ямамото невольно удивился, как может этот гордый, вспыльчивый юноша быть той усталой шлюхой, которая курила, сидя на ступеньке.
- Извини, извини, - замахал руками Ямамото. – Я не специально!
- Офисный идиот, - прошипел Гокудера, но вернулся на место.
В это время Мукуро, сидящий на барной стойке, наклонился к Хибари и что-то шепнул ему на ухо. Хибари недоверчиво обернулся. Шагнул вплотную, между расставленных колен Мукуро и, потянув его за плечо вниз, что-то переспросил. Мукуро улыбнулся и кивнул.
- Да, кстати, - небрежно сообщил Хибари. – Он не просто Цуна, он Савада Цунаёси. Наследник мафии, носитель Пламени Посмертной Воли.
- Вау, - сказал Реборн и посмотрел так, что Цуна вздрогнул и попятился назад.
- Ну какая же ты сука, Мукуро, - пробормотал под нос Гокудера, и Ямамото, сам того не осознавая, ободряюще погладил его по руке.
Мукуро уперся подбородком в макушку начальника службы безопасности Корпорации и ласково улыбнулся Гокудере.
- Это точно? – спросил Реборн.
- Проверь, - усмехнулся Хибари, на мгновение оставив в покое шею Мукуро.
Ямамото не понял, о чем они говорят, но его участия в беседе, судя по всему, никто и не ждал. Хибари-сан и Мукуро очевидно не собирались терять время зря; Мукуро уже расстегивал на Хибари рубашку, обнимая его ногами за талию - Ямамото заметил, что из-под пышной юбки горничной выглядывают резинки кружевных чулок, и неожиданно пожалел, что на Гокудере чулок нет. Он огляделся, ожидая увидеть какие-нибудь двери, ведущие в отдельные комнаты.
- Что ищешь? - резко спросил Гокудера.
- Спальню, - Ямамото неловко развел руками, случайно задев локоть Гокудеры.
Тот зло хохотнул.
- Обойдешься. Твое начальство вон обходится. Ну что, отсосать тебе для начала или сразу?..
Ямамото на секунду замялся. Не то, чтобы его смущала перспектива получить сексуальные услуги при посторонних - но Гокудера вел себя так, будто совершенно не был заинтересован в его обществе.
Он и не заинтересован, - одернул себя Ямамото. - Он просто...
Слово "блядь" повисело на краю сознания и свалилось куда-то за край, так и не прозвучав в голове.

- Значит, наследник, - услышал Ямамото голос господина исполнительного директора. - И как тебя сюда занесло, никчемный Цуна? Зов души?
- Я… - Цуна замолчал.
- Покажи мне его, - приказал Реборн.
- А?!
- Твое Пламя.
Гокудера вздохнул, а потом толкнул Ямамото на круглый невысокий пуфик и неловко уселся к нему на колени, лицом к лицу. Склонился к губам – так, что в глазах у Ямамото потемнело – и деловито шепнул:
- Угомонись, дебил. Если рванет – беги и не оглядывайся. Эти двое давно искали наследника. Или эти трое. Тебя задавят как щенка, и не вспомнят. И отпусти мои ноги. Синяки останутся.
Ямамото зажмурился и потряс головой, пытаясь прийти в себя – Гокудера ерзал на коленях, терся нежной кожей о грубую ткань, видимо, хотел вывернуться. Ямамото прижал его к себе так, что ребра хрустнули, Гокудера слабо вскрикнул, и это было последней каплей – Ямамото застонал, стаскивая с его плеч халатик.
Неожиданно его отрезвила боль. Укушенное ухо невыносимо ныло и горело, Гокудера поправил халат и кокетливо хихикнул. Снова прижался, шепнул:
- Я тебе динамит в жопу засуну, ты понял, чертов планктон? Если живыми выберемся.
- А если не выберемся? – невольно улыбнулся Ямамото. Похоже, этот таинственный парень просто… стеснялся?
- Идиот.
- Ты такой красивый. Давай завтра пойдем на бейсбольный матч?
Гокудера отстранился и посмотрел на него странно, как слепой.
- Руки, - наконец сказал он.
Ямамото убрал руки – теперь он просто сидел, касаясь виском щеки Гокудеры, и мог наблюдать за происходящим в комнате. Первое, что бросилось в глаза – Хибари-сан и Мукуро, казалось, занятые друг другом и той одеждой, которая на них еще осталась, на самом деле внимательно и цепко следили за Цуной.
А тот шел к Реборну – медленно, неуверенно и будто против своей воли.
- Покажи мне, - повторил исполнительный директор, нехорошо щуря глаза.
- Я не понимаю, - пробормотал Цуна, останавливаясь перед Реборном и опуская голову. - Не понимаю вас. Я думал, я должен... Должен с вами...
- Идиот, - снова выдохнул Гокудера, и Ямамото понял, что на сей раз это не о нем.
- Предпочитаешь стать местной соской, никчемный Цуна? - Реборн улыбнулся углом рта. Очень неприятно улыбнулся. - Ладно, тогда приступай. Ну?
Ямамото следил, как мальчик неловко переминается перед директором Корпорации, опустив голову и теребя край короткой юбочки. Мальчика было жалко.
- Да он даже этого не умеет, - сказал через плечо Хибари Кёя, не вынимая рук из-под юбки Мукуро.
- Не отвлекайся, - укоризненно заметил ему Мукуро и запустил пальцы в его волосы. Сам он продолжал внимательно наблюдать за происходящим.
- Мне тебя заставить? - скучающе спросил Реборн.
Цуна вздрогнул и отступил на шаг.
Гокудера, видимо, наплевал на притворство - вцепившись в плечи Ямамото, он развернулся, чтобы видеть происходящее.
Господин исполнительный директор сделал вид, что собирается встать.
И тогда действительно рвануло.

Ямамото даже не понял, что произошло: оранжевая вспышка почти ослепила его, подсознательно он ждал рева пламени и грохота взрыва - но мягкая волна воздуха бесшумно уронила их с Гокудерой с низкого пуфика, Ямамото на спину, а Гокудеру на него, так, что они на мгновение встретились губами. Гокудера немедленно перекатился, вскочил на ноги, присел так, будто пуфик мог стать для него надежным укрытием. Ямамото посмотрел в сторону барной стойки.
Хибари-сан стоял перед стойкой, окруженный странным фиолетовым светом. За его спиной Мукуро, настолько невозмутимый, словно ничего не случилось, задумчиво подтягивал чулок, почти не уделяя внимания происходящему.
- Оставьте меня в покое, - сказал кто-то ровно и спокойно.
Ямамото с трудом сел - и понял, что это говорит Цуна.
Цуна, стоящий перед директором Реборном со сжатыми кулаками и пылающий тем самым оранжевым пламенем.
- Превосходно, - сказал директор Реборн и откинулся на спинку дивана. - Наконец-то.
- Рад, что вы рады, господин директор, - очень вежливо заметил Мукуро, оставив в покое чулки и начав расправлять кружевную наколку в волосах. - А теперь расскажите, как мы собираемся отсюда выбираться.

- Никак, - неожиданно подал голос Гокудера.
Все обернулись в его сторону, а он нахмурился и повторил:
- Никак. Сейчас это самое безопасное место для Десятого Вонголы, верно?
И вот тогда господин исполнительный директор все-таки соизволил подняться с дивана. Он пересек комнату так быстро, что Ямамото даже моргнуть не успел, не то, что подумать - но потом ствол пистолета директора Реборна уперся в лоб Ямамото, а Гокудера, перекатившись, вскочил на ноги и грязно выругался.
- Может, пойдем в спальню? – услышал Ямамото голос начальника службы безопасности. Голос был спокойный – только чуть подрагивал, будто Хибари-сан сдерживается, чтобы не засмеяться.
- Обойдешься, - преувеличенно капризно ответил Мукуро. – Твое начальство вон обходится.
Хибари-сан издал какой-то сдавленный звук.
- 121:3, - пробормотал Реборн. – Как дети, честное слово.

Ямамото видел, как его палец поглаживает спусковой крючок – медленно и сладострастно. Неожиданно, в какой-то вспышке озарения, он понял, что именно возбуждает исполнительного директора, и почему о его личной жизни знает только неразговорчивый Хибари-сан, повязанный с директором Реборном заговором.
- Нет, - медленно, будто во сне, сказал Ямамото.
- С самого начала, как тебя увидел, подумал, что ты – прирожденный киллер, Ямамото Такэси, - насмешливо и будто с сожалением ответил Реборн.
- Я сдаюсь! – крикнул Гокудера. – Да я вообще на вашей стороне!
Стало тихо.
Где-то хлопнула дверь.
- Никаких слабаков на моей стороне, - слова Реборна, почти неслышные, упали как камнепад.
- Вытесненное либидо и комплекс Наполеона в действии, - громким театральным шепотом сообщил Мукуро.
- Кстати, о комплексах, - Хибари-сан запнулся, но продолжил. – Выходи за меня замуж.
- Кёя, я могу только жениться. Но ход твоих мыслей…
- Реборн, - сказал Цуна.
И снова полыхнуло пламя.
Реборна отшвырнуло назад, но он устоял на ногах, оттолкнулся от стены и прыгнул на Цуну.
Тот сложил руки перед глазами – в зазоре между ладонями пульсировал раскаленный шар.
- Черт, - шепнул Гокудера, приобнимая Ямамото. – Вот теперь пора нам с тобой, офисный кретин, делать отсюда ноги.
- Ты его искал, да? – ответил Ямамото. – «Десятого».
- Шевелись, Никчемный Цуна! – прикрикнул Реборн, сбивая Цуну с ног. Тот покатился кубарем, поднялся на одно колено, встряхнул головой.
- Ты не в тире, болван, - добавил Реборн.
- Я Небо, - ответил Цуна. - Я принимаю всех на свою сторону.

- Красиво сказал, - Реборн двигался так стремительно, что Ямамото не успевал уследить за его перемещениями. - Теперь еще сделай что-нибудь. Если сможешь.
Движение завершилось; в следующее мгновение оказалось, что руки Цуны, объятые оранжевым пламенем, вывернуты за спину.
- Ну? - в полной тишине негромко спросил Реборн, наклонившись к уху Цуны.

- А я-то думал, - растягивая слова, заметил Мукуро, - что господин директор вообще импотент. А у него вон на что стоит. Почти как у тебя, Кёя.
- Только у меня? - очень ровно произнес Хибари-сан, а потом что-то упало с тяжелым металлическим грохотом. Видимо, кибербар со стойки.
Реборн отвлекся на долю секунды - и этой доли Цуне хватило, чтобы высвободить руки и впечатать Реборна в стену гостиной одним движением кисти. Ямамото, который завороженно смотрел на невероятную драку, увидел, как Цуна коротко улыбнулся краем губ. Или показалось?
- Он же выдохнется, - простонал Гокудера, похоже, забывший, что собирался валить с поля боя. - Он же еще не умеет...
Договорить он не успел: кипевшее вокруг Цуны пламя вздрогнуло, осело и потухло. Цуна пошатнулся и с трудом устоял на ногах.
- И-извините, - пробормотал он растерянно. - Простите, я не должен был...
- Да твою же мать, - сказал Реборн. Вынул пистолет и выстрелил в наследника мафии.

Цуна упал навзничь, нелепо взмахнув руками. Ямамото вздрогнул, вцепился в плечо Гокудеры, сминая полурасстегнутый дурацкий халатик. Почему-то он ждал, что в следующее мгновение Реборн будет стрелять в него или в Гокудеру - но Реборн прокрутил пистолет в руке и убрал под пиджак; а потом оранжевое пламя снова засияло у Цуны во лбу.
- Специальная пуля, - сказал Цуна, поднимаясь. - Спасибо. Продолжим?
И они продолжили.
Смотреть на это было почти неловко, и Ямамото отвел было глаза - но взглянув на барную стойку, понял, что туда смотреть, пожалуй, тоже не стоит.
Так что он стал разглядывать серебристые волосы и ухо Гокудеры.

Через полминуты Гокудера пошевелился. Небрежно – не глядя – стряхнул руку Ямамото с плеча и сообщил:
- Так уж и быть, я согласен на бейсбольный матч. Все равно здесь делать нечего.
- Боюсь, он уже закончился… - расстроился Ямамото – но тут же нашел выход: - Мы можем сходить в кино! В смысле, сегодня. А завтра на матч. Только ты…
Он вздохнул, пытаясь подобрать слова, чтобы не обидеть Гокудеру:
- Ты сможешь отпроситься с работы?
Гокудера непонимающе хлопнул серебряными ресницами, а потом, по-видимому, все-таки обиделся:
- Ты думаешь, я кто?!
Ямамото покосился на задравшийся почти до пояса короткий халатик и неуверенно ответил:
- Не знаю.
- Я киллер, а не блядь! – заорал Гокудера.
- А «Райские Бутоны», разумеется, не бордель, а секретная база наемных убийц, - насмешливо добавил Мукуро и вдруг глухо застонал.
Ямамото бросил короткий взгляд в сторону стойки и тут же отвернулся, покраснев.
- 121:4, - сообщил директор Реборн. – Должен признать, Кёя, это очень неординарный способ кого-то заткнуть.
- Хммпф, - ответил господин начальник службы безопасности.

Гокудера открыл рот, чтобы тоже что-то сказать, но тут дверь гостиной распахнулась и ударилась об стену. Ямамото еще не успел сообразить, что происходит - а директор Реборн уже поймал Цуну за предплечье, помешав атаковать себя в очередной раз, и швырнул в сторону с такой силой, что Цуна едва удержался на ногах.
- Все-таки решил влезть в это дело? - спросил он у человека, стоящего в дверях. - Зря.
Ямамото осторожно посмотрел на новоприбывшего.
Пламя, яркое и злое, казавшееся намного более яростным, чем пламя Цуны, полыхало вокруг него.
- Как невовремя, - заметил Мукуро совершенно спокойным голосом.
- Подождешь, - не менее спокойно откликнулся Хибари.
- Убирайтесь отсюда, - мрачно сказал хозяин заведения. - Все.
- Ты что же, Занзас, - Реборн прокрутил в руке неизвестно откуда взявшийся пистолет, - хочешь сказать, что не будешь нам мешать?
- Нахер вы мне нужны, - тот, кого он назвал Занзасом, немного повысил голос. - Из-за вашего грохота эту суку тошнит. Забирайте щенка и пошли вон.

Реборн помахал пистолетом, потом спрятал его в кобуру и миролюбиво сообщил:
- Ладно, ладно, не волнуйся. А то сам родишь, вот смеху будет. Всё-всё, уже уходим.
Занзас зевнул:
- И этих заберите. Блядей ваших. Толку от них тут.
- Я переоденусь, – сказал Мукуро. Зашуршала ткань юбки - видимо, он соскользнул с барной стойки.
- Нет необходимости, - заметил господин начальник службы безопасности. - Тебе идет.
- А мы в кино! – быстро сообщил Ямамото. - На семейную комедию с элементами экшена!
- Уж этого еще успеешь насмотреться, – хмыкнул Реборн. – Ну ладно. А мы с тобой, Ничтожный Цуна, наведаемся к Шимон, это рядом.
- А, «Туз Пик», - одобрительно покивал Гокудера. – Отличный бордель. У них там такие женщины есть.

Что ответил Реборн, Ямамото уже не слышал, но он знал, что сделает все для того, чтобы Гокудера навсегда забыл о борделях.
Хотя, возможно, ролевые игры…

@темы: R27, 8059, 6918, daana & Коробка со специями

URL
   

варенье на завтра

главная