OneTrueBerry
варенье на завтра
Одуванчики
Автор: Коробка со специями
Бета: daana
Персонажи: D18
Жанр: романс, экшен
Рейтинг: PG-13
Размер: 1064 байта слова
Дикслеймер: нам все еще не отдали Д18 в единоличное пользование
Саммари: очередное последнее танго в Париже.

Маленькая чернявая продавщица цветов подошла к столику, протянула Кёе букет одуванчиков, лукаво улыбаясь:
- А вы сентиментальны, мсье.

Дино тоже частенько его поддразнивал; у них всегда были какие-то общие дела, что-то постоянно их связывало, притягивало, сталкивало с лязгом и скрежетом, как поезда с откоса. А этой весной у него голова шла кругом, непрестанно, и Кёе хотелось другой жизни, в любом из параллельных миров – может быть, он бы постарался, и тогда все изменилось бы; хотя в любом из миллиардов миров универсальный ответ на любую шутку – тонфой по зубам.
Кёя знал это.
Дино знал это, он любил кнутом выбивать пистолеты из рук, бессчетно ломая пальцы, эти звуки были похожи на выстрелы. Дино не любил убивать – и за его спиной всегда находились вооруженные люди в костюмах, готовые в любой момент презрительно сплюнуть свинцом в сторону жалких ублюдков.
Дино не любил убивать – но асфальт плавился и горела спортивная резина, когда в Приморских Альпах он опрокидывал кордоны Миллефиоре один за другим, поднимаясь все выше и выше в горы. Ему сказали, Вонголу подставили и заманили в ловушку, и еще ему сказали, что там был Кёя, и что в тот ресторан пустили газ, - там все лежали такие тихие и мертвые, как после нашествия марсиан.
Ему не сказали, что Кёя станет предметом торга, а в случае чего – и разменной картой, Дино это сам додумал, Дино очень испугался.
Когда потом Кёя увидел этих мертвых Миллефиоре, эти трупы, растерзанные с невероятной жестокостью, то подумал, что Каваллоне все-таки не зря не любит убивать. А пока что он сидел на крыльце альпийского домика, жевал травинку и, козырьком приставив ладонь ко лбу, наблюдал, как Дино идет к нему через поле цветущих одуванчиков.
- Кёя! Ты жив!
Дино мог быть таким трогательным идиотом, и как все это только в нем уживалось.
Кёя встал, шагнул из-под тени веранды, и на него тут же обрушилось солнце, ударило, выбивая землю из-под ног. Синий кисель неба в белой чашке гор, руки Дино, губы Дино, хруст стеблей одуванчиков под ногами; запах крови и пыли.
- Что с тобой? Как ты? – бестолково спрашивал Дино, а Кёя не знал, как ему объяснить – да и, наверное, не хотел объяснять, как это, когда все вот это – и ты; и оно в самом центре тебя, огромное, как Альпы.
- Я тут всех убил, можно возвращаться, - сказал он ровно и холодно, а Дино так же серьезно кивнул:
- Вижу, - а потом они вцепились друг в друга, как тонущие, падая на землю. Кёя прищурился, собрался было оттолкнуть Дино, но вместо этого схватил его за плечи и прошептал:
- Тише, не двигайся.
- Что такое? – так же тихо ответил Дино. – Кого-то не добил?
- У тебя бабочка на голове.
Бабочка, нахальная, большая и оранжевая, качнула крыльями, будто услышав Кёю – и замерла. Дино осторожно приподнялся на руках, стараясь ее не спугнуть. Он почти заслонил солнце; Кёя сдвинулся вбок и оказался полностью в его тени.
Забавно, подумал он. И немного обидно. Но так символично.

Не прошло и месяца, как Альянс сдал Италию.
Они встретились в ночном клубе, кажется, в Марселе; недобитые остатки Альянса разыскивались по всей Европе, и Дино был в черном тонком свитере под шею, скрывающем эту его слишком заметную татуировку, и в дурацких фиолетовых очках, но все равно при взгляде на него хотелось щуриться, как от яркого солнца; сначала дела.
- Потанцуем, - подмигнул Дино и втолкнул Кёю в кабинку туалета. Кёя снял с него очки, спустил их в унитаз и, пока шумела вода, спросил:
- Флоренция – твоя работа?
- Мне нужен хороший подрывник, - ответил Дино и неторопливо провел губами по его шее, спускаясь к плечу. – Нужен позарез. Гокудера не согласится?
Кёя потянул его свитер вверх, обнажая живот и грудь.
- Я не имею никакого отношения к этим травоядным.
- Плохо, - выдохнул Дино. – Партизан без тылов – считай, тот же камикадзе.
- Нет ничего плохого в том, чтобы иногда быть камикадзе, - философски сообщил Кёя, расстегивая его джинсы.
Дино провел по его спине, заставляя выгнуться, податься вперед, и шепнул:
- Будь кем хочешь, только не умирай.
Кёя поймал его губы, отстранился:
- Через месяц, в Париже.
Дино молча улыбнулся; когда же все у них изменилось? Кёя знал точно – и не хотел знать; все, чего он хотел – собрать это пламенеющее желтое море, эту глупую оранжевую бабочку на глупой голове, эту тень, падающую на него, растворяющую его больно и сладостно – и выбросить, оставив себе только секс, замешанный на адреналине и безысходности.
В туалетной кабинке находятся два партизана, один камикадзе, один босс мафии, море одуванчиков, итальянец и японец. Состоится ли встреча через месяц в Париже при условии, что для нее нужны как минимум двое?
Задача, не имеющая решения.
- В кафе «Две обезьяны».
Он запутался в светлых, отливающих летним золотом волосах, а дергать почему-то не хотелось, – так вот почему одуванчики, подумалось неожиданно, ведь все шло по плану, и даже если бы можно было прожить другую жизнь в любом из параллельных миров…
- Не смотри на меня так, - сказал Дино.
- Крайний третий столик по левому ряду, - ответил Кёя.
Он не хотел думать, не хотел умирать, не хотел останавливаться, не хотел, чтобы все закончилось так, как должно закончиться.
Кёя больше не хотел быть частью плана.
- Мы бессмертны, - сказал Дино, и в этот момент музыка остановилась.
Наступила тишина.
В этой оглушающей, всеобъемлющей тишине Кёя двигался, обняв ногами талию Дино, опираясь спиной на ходящую ходуном дверную перегородку, и Дино двигался ему навстречу, а вместо крика, рвавшегося изнутри, был поцелуй.
- Держи крепче, - сказал Кёя, обмякнув, разжимая руки, и почему-то подумал: ну вот и все.
Он слушал чужое дыхание, сдавленное и удерживаемое, оседающее над ухом. Дино что-то сказал – Кёя не расслышал, потому что неожиданно вспомнил важную вещь.
- Если ты придешь, - он вывернулся и встал на ноги, наклонился, чтобы поймать брючину. – Если вдруг ты придешь, а меня уже накроют. Будут ждать тебя. Нужен какой-то знак, какой-то предмет…
Он покачнулся, но удержал равновесие, оттолкнул протянутую руку. Дино стоял, привалившись к двери и глупо улыбаясь, с закрытыми глазами.
- Я тебя слушаю, Кёя, - после паузы ответил Дино. – Что же это может быть. Журавлик, свернутый из салфетки?
- Одуванчики, - сказал Кёя, и Дино открыл глаза, непонимающе глядя. – Их там одна цыганская девчонка продает. Своего рода местная достопримечательность. Короче говоря, увидишь на столе одуванчики – беги без оглядки.

- Лара, мон пти, - лениво протянул Жан, когда-то надежный поверенный Вонголы, отставил пустую кофейную чашку и перешел на английский. – Не давай мсье пулю, давай ему цветы. Это его последнее желание.
Маленькая чернявая продавщица цветов подошла к столику, протянула Кёе букет одуванчиков, лукаво улыбаясь:
- А вы сентиментальны, мсье.
Из ее корзинки, уютно пристроившись между пестрыми полевыми цветами, на Кёю смотрело дуло пистолета-пулемета. У девочки был такой же пустой, затягивающий взгляд; Кёя вложил в ее руку свернутую купюру и хмыкнул:
- Пожалуй, да.


Дневник Хибари Кёи
Автор: Коробка со специями и daana
Бета: они же
Персонажи: D18/18D
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Размер: 730 слов
Дисклеймер: как это ни печально, D18 придумали не мы
От автора: в каждом фандоме должен быть такой фик!
Саммари: Дино сука хитрый

Стр. 1
Меня зовут Хибари Кёя, у меня амнезия, а это мой дневник.
Никто не знает, что я его веду.

Стр. 2
Приходил доктор – точнее, это он представился как доктор. Я бы сказал, что он больше похож на жалкого за…(Динокаваллоне говорит, что раньше я никогда не ругался и сейчас не должен). Доктор очень вспотел, когда меня увидел, и сказал, что все это очень, очень плохо. Динокаваллоне тут же его увел, а я теперь не могу отделаться от мысли: он что-то от меня скрывает.
Может быть, я болен смертельно опасной заразной болезнью – это бы объяснило тот факт, что меня до сих пор не выписали.

Стр. 3
За окном все поет птица. Она маленькая, желтая, и голос у нее довольно противный, но ее песня трогает мое усталое сердце и вырывает меня из пучины уныния и лишения. Динокаваллоне (на самом деле он Дино Каваллоне) говорит, что это «Хиберд». Странное название песни.

Стр. 4
Сегодня у меня было много посетителей. Сначала пришли какие-то смешные с волосами и сказали, что они «Дисциплинарный Комитет». Я уже знал, как могут выглядеть карикатурные якудза новой волны, поэтому не стал смеяться. Дино удивлен, что я без запинки выговорил «карикатурные якудза новой волны» и даже знаю, что это значит. Он мой дорогой друг, но как же иногда хочется разбить его тупую голову!
Кстати, о членовредительстве. После «Дисциплинарного Комитета» приходили какие-то травоядные. Дино сказал, что это мои друзья и в некотором роде коллеги, и я очень тепло к ним отношусь. Наверное, травма так влияет – но мне почему-то захотелось их уебать. Хотелось. И до сих пор хочется. Нужно быть добрее.

Стр. 5
Я спросил у Дино, как так вышло, что я ничего не помню. Дино долго думал, а потом сказал, что я упал и ударился головой. Я с кем-то дрался, - спросил я, но Дино замахал руками и сказал - что ты, что ты, Кёя, ничего подобного, с чего ты взял. Мне все сильнее кажется, что он что-то скрывает. Может быть, он вовсе мне не друг.

Стр. 6
Сегодня Дино сказал мне важную вещь. Он сказал: если я вспомню все, что забыл, то забуду то, что происходит сейчас. Сказал: ты не беспокойся, я все тебе расскажу. Все, что тебе нужно будет знать. Хорошо, что я веду этот дневник. Хорошо, что никто о нем не знает. Еще Дино говорил, что мы были больше, чем друзьями. Я не понял, что это значит.

Стр. 7
Днем мы сидели в больничном саду, и Дино рассказывал, какой я хороший человек. Он говорил, что я спокойный, дружелюбный и открытый, и что у нас с ним были очень близкие отношения, а потом положил мне руку на плечо. Мне опять захотелось его ударить, но я сдержался. По крайней мере, насчет спокойного он не врет. Я действительно спокойный.

Стр. 8
Я понял, что он имел в виду. Мне понравилось. По крайней мере, в это время он молчит.

Стр. 9
Снова прилетала эта желтая птица. Кажется, ее песню я уже успел выучить наизусть. Забавный факт: птица и Дино никогда не появляются одновременно. Дино сказал, что это потому, что Хиберду нужно есть, спать и отдыхать.
Сегодня он читал мне книжку про вампиров, оборотней и какую-то травоядную школьницу. Я слушал очень внимательно, но Дино почему-то заснул на пятой странице.

Стр. 10
Вот что я понял: Дино приходит сюда поспать.

Стр. 11
Кажется, я соскучился по близким отношениям.

Стр. 12
Нужна небольшая толика наблюдательности, и еще способность нестандартно мыслить, чтобы понять: Дино – это Хиберд.
1. Они одного цвета.
2. Они не появляются одновременно.
3. Дино знает, о чем поет Хиберд, хоть его и не видел.
4. Хиберд поглядывает на меня так, будто тоже соскучился по близким отношениям.
Короче говоря, эта канарейка-оборотень охраняет мой покой круглые сутки, а в человеческом обличье отсыпается. Понятно, почему он читал мне ту книжку. Намекал!

Стр. 13
Дино очень смеялся, когда узнал, что он – канарейка-оборотень. Пришлось принять меры. Оказывается, близкие отношения можно приятно разнообразить халатом медсестры, наручниками и теми блестящими металлическими штуковинами. Правда, Дино возражал. Говорил, что обычно бывает наоборот. Надо проверить.
Доктор пришел за халатом, его пришлось убить.
Дино почему-то расстроился и сказал, что я почти выздоровел.
Почему он расстроился?

Стр. 14
Пока доктор был жив, он говорил, что память может вернуться в любой момент. Но не говорил, когда этот момент настанет. Канарейка поет так назойливо. Почему-то в голову лезет что-то про цветущие луга и что-то среднее что среднее почему

***

- Кёя, - Дино толкнул дверь палаты, внимательно глядя под ноги: то ли шнурок развязан, то ли показалось. - Я подумал, у меня тебе будет лучше, чем здесь. И спокойнее... Всем. - Он поднял голову, улыбнулся. - Что ты читаешь?
- Каваллоне, - сказал Хибари Кёя таким голосом, что Дино сразу оценил масштаб грядущих жертв и разрушений. - Как ты посмел убедить меня в том, что ты сверху?


Другой способ
Автор: Коробка со специями
Бета: daana
Персонажи: D18
Жанр: юст, психодел, кажется, ангст
Рейтинг: PG-13
Размер: 990
Дикслеймер: всех имеет Амано
Саммари: Спасение утопающих - дело рук самих утопающих

Основная проблема была вот в чем: Кёя слишком привык к бесконечной прочности кольца Вонголы.
Слишком много привычек, думал он, въезжая в местечко Квадри, где, по слухам, последнюю неделю ошивался Дино Каваллоне. Там, за деревней на холме, стояла полуразрушенная церковь, и только тупой Каваллоне мог выкупить такой бесполезный хлам, да еще и накануне войны с Миллефиоре.
Кёя поднялся на холм, вошел под своды, в густую бархатную тень. Запахло сыростью и бумажной пылью. Солнечные лучи текли сквозь витражное стекло, напитываясь алым, желтым, травянисто-зеленым, лазурным; пыль танцевала в воздухе. Наверху, на полуразрушенной лестнице, ведущей на хоры, показался человек.
Кёя шагнул на ступеньку, осторожно и брезгливо обходя поврежденные места. Он не хотел испачкать костюм.
Неожиданно что-то изменилось; Кёя остановился на середине лестницы, ослепленный и дезориентированный, перед глазами мельтешили пятна разноцветного огня, пылающий калейдоскоп, выжигающий оранжевые узоры под закрытыми веками. Это солнце било в витражи; Кёя прикрыл глаза ладонью и упрямо двинулся вперед. Человек стоял неподвижно – фигура из театра теней, темный силуэт, ласкающий глаз, черный – такой черный, что хотелось на него смотреть вечно, не отрываясь.
– Привет, – помахал рукой Дино Каваллоне. – Как тебе мое новое приобретение?
Он вышел из водоворота разноцветных огней; стоял и ждал – в джинсах, подвернутых до колена, в старой рубашке, растрепанный и беззаботный. Хозяйским жестом похлопал по резным перилам – дерево влажно хрустнуло; неторопливо, как в замедленной съемке перила качнулись, кренясь наружу, вздрогнули ступеньки, и Кёя прыгнул вверх, одним движением – через все ступеньки, плечом отталкивая Дино в сторону и уже чувствуя, как расползаются под ногами гнилые доски. С размаху воткнул дурацкое одноразовое кольцо в коробочку - не было времени вытаскивать ее из кармана.
Кольцо лопнуло.
Кёя лежал в проходе между скамьями, смотрел на обломки лестницы, с которых медленно осыпалась труха, и думал о том, что костюм непоправимо испорчен.
Рядом пошевелились.
– Всегда с тобой так, – с отвращением сказал Кёя.
– Кажется, я становлюсь все более опасным, – засмеялся Дино, садясь – и тут же оборвал смешок. – Прости. Не ушибся?
И только после этого Кёя приземлился на пол. Его окружало Пламя, чужое Пламя.
Кёя поднял руку, глядя на купол потолка сквозь растопыренные пальцы. Столько времени прошло, а он все еще не смог победить Дино Каваллоне, слабака и растяпу.
Не то, чтобы он старался всерьез.
Дино встал над ним, протянул руку, и Кёя схватился за нее машинально. Поднялся, ныряя в облако Пламени – чистого, неразбавленного, обжигающего. Сколько он так простоял без движения? Пыль все плясала в разноцветных солнечных лучах. Дино молчал. Кёя чувствовал, как в нем нарастает пустота, распирая грудную клетку – ни вдохнуть, ни выдохнуть; он был отравлен Пламенем, а Дино смотрел на него так, что его хотелось ударить по лицу.
– Что с твоими кольцами? – поинтересовался Дино таким голосом, каким спрашивают о незначительных, обыденных вещах. Ты выключил свет на кухне? Какая погода за окном? Что с твоими кольцами?
– Сейчас покажу.
Кёя достал из кармана несколько колец, надел одно.
Кольцо слабо вспыхнуло.
– А теперь сильнее.
Кольцо полыхнуло фиолетовым, Кёя поднес его к коробочке; картинно тряхнул рукой – из оправы посыпался черный песок.
– А теперь еще сильнее, - Кёя надел сразу несколько, Пламя рвануло, почти не сдерживаемое, кристаллы вскипели, и Дино, издав какой-то странный звук, начал сдирать с него раскаленные кольца, обжигаясь и дуя на пальцы.
– Вот что с моими кольцами, – сказал Кёя. Дино как раз расправился с последним, и теперь, как придурок, размахивал обожженными руками. Кёя отвернулся; он уже не понимал, зачем пришел именно сюда. За этой бездарной клоунадой?
– После того, как Савада уничтожил Кольца Вонголы, вся эта хрень стала утомительной, – сказал Кёя и задохнулся: снова накатило чужое Пламя, это Дино подошел, он что, специально так делает?
Дино осторожно дотронулся до его плеча.
– Не расстраивайся, – пробормотал он неловко. Кёя потянулся за тонфами, оборачиваясь, но Пламя погасло, а Дино уже сидел на скамье, лохматил волосы и напряженно сверлил взглядом пол.
– Думаю, чем тебе помочь, – объяснил он. Кёя вздохнул – и вдруг посмотрел на его руки, на пальцы в волосах.
Сердце глухо стукнуло и будто остановилось. Пятна света, огненные узоры. Что это.
– Каваллоне, – тихо сказал Кёя. – Где твои кольца.
Дино поднял к нему лицо: губы растерянно улыбались, а глаза были как оранжевый прозрачный студень. В глубине вздрагивали игольно-острые зрачки.
Кёя смотрел, как он встает, как он медленно, по пуговице, расстегивает рубашку и превращается в калейдоскоп сияющих пятен, в капли напалма, выжигая себя на поверхности плотно закрытых век.
Пятна качнулись и поплыли – Дино шагнул вперед, теперь стали видны линии татуировок, раскаленные спирали и лепестки, наполненные Пламенем Неба.
Воздух вокруг него дрожал и тек.
– Я знаю, о чем ты думаешь, – тихо и невнятно, словно спящий, произнес Дино. – Но эти татуировки не делают взрослым. Только детям.
Решение все это время было под носом. Кёя ощупывал татуировки, как слепой, кончиками пальцев изучал изгибы и завитки, твердил:
– Плевать, мне нужны такие же, больше, гораздо больше…
От пребывания в Пламени его повело, он поднял голову и увидел, что Дино жмурится и вздрагивает, заставляя себя оставаться на месте, похожий на хорошо воспитанную кошку – но если бы что-то было не так, он бы сказал? Сияющая вязь вела под пояс джинсов, и Кёя решительно потянулся к ремню.
Неожиданно Дино взял его за плечи, отстраняя, и серьезно спросил:
– Кёя, ты что, со мной заигрываешь?
Сначала стало смешно; потом захотелось убить – немыслимо сильно, до боли в стиснутых зубах – он что, все это время думал…
Кёя увидел себя со стороны, Пламя потухло, волшебство закончилось. Сам он торопливыми лихорадочными движениями расстегивал джинсы на Дино, а тот отодвигал его от себя. И даже, для разнообразия, не улыбался.
– Просто скажи, как звали татуировщика, – беззвучно ответил Кёя.
– Не помню. Столько времени прошло.
– Ладно, – Кёя развернулся и побрел к выходу, со странным удовольствием наступая на влажно хрустящие деревяшки.
– Давай придумаем что-нибудь другое! – голос Дино догнал его уже у самого входа, ударил плетью, заставляя болезненно распрямиться.
Кёя ничего не ответил. И только потом, спускаясь по холму, неожиданно понял, что Дино отвлек его – что Дино обманул его, так грубо и так просто.
А может, Дино не обманывал, и все было ровно тем, чем и казалось.
Кёе захотелось оглянуться, проверить – вдруг бы повезло, но он почему-то не стал.

@темы: Коробка со специями, daana & Коробка со специями, daana, D18